Рубрика «Бизнес-новости»

Безакцептная забота

Опубликовано 15 Дек 2004 в рубрике «Бизнес-новости».Опубликовал:

Бороться с нарушениями трудового законодательства, произволом предпринимателей, выплатой зарплаты в конвертах — вот те задачи, которые стоят перед профсоюзами на современном этапе. Такое мнение высказал председатель ФПБ Леонид Козик, выступая на IV пленуме совета ФПБ 8 декабря. Однако методы этой борьбы нельзя назвать полностью соответствующими принципам международного и национального права.

Безрадостную картину жизни наемных работников частных организаций обрисовал в своем выступлении председатель Федерации профсоюзов Беларуси Леонид Козик. Получающие зарплату в конвертах и лишаемые таким образом права на достойную пенсию и социальные пособия, постоянно сталкивающиеся с произволом хозяев, не имеющие нормальных отпусков, — так, по мнению профсоюзного лидера, порой выглядят люди, занятые в негосударственном секторе экономики.

Бывают, правда, и приятные исключения. Л. Козик привел несколько примеров почти полного понимания между работниками и предпринимателями. На таких предприятиях, отметил глава ФПБ, и зарплату платят исключительно по ведомости, и другие права работников соблюдаются. Поэтому владельцы таких предприятий сами заинтересованы в создании профсоюзных организаций.

Метод борьбы предложен традиционный: профсоюзные ячейки должны быть созданы на всех предприятиях, а права самих профсоюзов — существенно расширены. Как уже сообщалось ранее, официальные профсоюзы предлагают обязать нанимателей создавать профсоюзные организации на своих предприятиях, а уклоняющихся от этой обязанности облагать своеобразным сбором в пользу ФПБ в размере 3% от фонда оплаты труда.

Предполагается, что в ближайшее время ФПБ получит право контролировать соблюдение трудового законодательства и теми организациями, на которых не созданы профсоюзные ячейки. Кроме того, лидер официальных профсоюзов предлагает наделить профсоюзные организации правом взыскивать с нанимателей задолженность по профсоюзным взносам.

Что означает последнее предложение, понять сложно. Вроде как право обращаться в суд у профсоюзов никто не отнимал. Поэтому можно предположить, что речь идет о некоем праве безакцептного списания, аналогичного праву налоговых органов. Только вот правом на принудительное изъятие денег обладает исключительно суд (в нашей стране — еще некоторые государственные органы), поэтому предложение профсоюзов выглядит, мягко говоря, не совсем отвечающим законодательству.

Также не очень красиво выглядят и некоторые другие инициативы ФПБ. Разумеется, благородство заявленных целей и актуальность проблем, желание решить которые декларируют официальные профсоюзы, не вызывает сомнений. Но вот методы, избранные для этого, выглядят очень и очень сомнительно. Да и с правом они не слишком вяжутся.

Например, Конвенция Международной организации труда № 98 “О праве на организацию и коллективные переговоры” в статье 2 прямо запрещает нанимателям как-либо влиять на создание профсоюзных организаций, в том числе и путем финансирования. Сделано это с одной простой целью: не допустить создания профсоюзов, контролируемых нанимателями. Поэтому любые (в том числе фискальные) попытки заставить предпринимателей создать на своих предприятиях профсоюзы, любые разговоры о заинтересованности владельцев фирм в организации профсоюзных ячеек можно смело относить к нарушениям конвенции.

К тому же конвенции № 87 “О свободе объединений” и № 98 “О праве на организацию и коллективные переговоры” однозначно запрещают всякую дискриминацию профсоюзных организаций. Только почему-то в нашей стране создание одних профсоюзов связано с почти непреодолимыми бюрократическими сложностями, а другим открывают “зеленую улицу”.

Десять лет без права на свободу

Опубликовано 05 Авг 2004 в рубрике «Бизнес-новости».Опубликовал:

“Инвестиционный климат в Беларуси нисколько не хуже, чем в Польше, Чехии, Словакии”, — заявил Александр Лукашенко на пресс-конференции в Минске 20 июля. Однако даже самый поверхностный анализ действующего в нашей стране законодательства позволяет сделать противоположный вывод.

Помимо традиционных козырей — стабильности и отсутствия в нашей стране конфликтов — глава государства выложил еще один: почти совершенное инвестиционное законодательство. По мнению А. Лукашенко, “у нас законодательство гораздо выгоднее, мы создали конкурентное законодательство”. Только вот президентский козырной туз на поверку оказался крапленой шестеркой — потенциальных инвесторов отпугивает как раз несовершенство белорусских законов.

Вначале, пожалуй, стоит отметить, что налоговая нагрузка в нашей стране самая высокая в регионе и составляет примерно 33% от ВВП. У наших соседей, включая Россию, это показатель ниже — 24-30% ВВП. Но кроме налогов существуют и так называемые неналоговые платежи, и с их учетом белорусское государство тем или иным способом перераспределяет более 50% ВВП. А если сюда добавить и разного рода “добровольно-принудительные” поборы на республиканском и местном уровнях, ситуация и вовсе выглядит удручающе.

Да ладно бы высокие налоги — это еще полбеды. Платить налоги не хочет ни один бизнесмен в мире. Гораздо большей проблемой является порядок их взимания и полномочия фискальных органов. Беларусь, пожалуй, одна из немногих стран мира, где налоговым органам предоставлено право взыскивать деньги со счетов налогоплательщиков своими распоряжениями без решения суда. К тому же за малейшие нарушения налогового законодательства и даже просто ошибки предусмотрены огромные штрафы, которые, опять-таки, налагают налоговые органы.

Добавим сюда же огромные полномочия контрольных органов и репутацию белорусской таможни как главного поставщика конфиската.

Регистрация бизнеса в нашей стране — еще одна проблема, которую можно было бы при желании решить. Но желания-то, похоже, как раз и нет. Простая и понятная в других странах процедура регистрации превращена усилиями наших чиновников в длительное и дорогое бюрократическое шоу. Даже элементарного права — открывать несколько счетов в разных банках — белорусские предприятия, в том числе с участием иностранного капитала, попросту лишены. Как, впрочем, и многих других возможностей.

Не будем забывать о контроле за ценообразованием, уровнем зарплаты, бесчисленных лицензиях, огромном количестве других документов, сопутствующих каждой сделке, и драконовских санкциях за малейшие ошибки при их составлении. Да и воспоминания о нескольких валютных курсах еще не совсем стерлись из памяти деловых людей. И пусть ситуация в некоторых вопросах слегка улучшилась, все равно белорусские и заморские бизнесмены еще долго будут испытывать страх за свою собственность в нашей стране.

Тем более что Александр Лукашенко, судя по его высказываниям на пресс-конференции, воспринимает частника именно как человека, которому “есть что терять”. Поэтому, по его словам, с частниками ему “проще работать”. Такие вот у нас гарантии для частной собственности.

Так что не идут в нашу страну инвестиции отнюдь не по политическим причинам, как это утверждает белорусский президент. В конце концов, если верить передачам Белорусского телевидения, правительства западных стран — не более чем игрушка в руках заморских олигархов. Поэтому вопрос выгоды, по этой логике, всегда закроет любые политические проблемы. Нет в нашей стране ничего привлекательного для западных предпринимателей, кроме дешевой и относительно квалифицированной рабочей силы. И это как раз заслуга нашего президента, все десять лет своего правления заставлявшего белорусов “вкалывать” за копейки.

Что в имени твоем

Опубликовано 05 Мар 2003 в рубрике «Бизнес-новости».Опубликовал:

После вступления в силу с 1 января новой редакции Положения о государственной регистрации и ликвидации субъектов хозяйствования изменился порядок согласования наименований юридических лиц. И если раньше фирмы "крестили" облисполкомы и Минский горисполком, то ныне за этой процедурой нужно обращаться в Министерство юстиции.

Отметим вначале, что создание единого органа, согласующего наименования юридических лиц, – это как раз тот редкий случай, когда бюрократические усилия идут только во благо деловым людям. Ранее наименование юридических лиц согласовывали облисполкомы и Минский горисполком, поэтому в разных областях Беларуси могли существовать организации с одним и тем же наименованием. Ныне же эта обязанность возложена на управление Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Министерства юстиции РБ.

Предприниматели теперь могут избежать разного рода казусных ситуаций, связанных с наличием "однофамильцев". Хотя, с другой стороны, конечно, вопрос идентичности наименований можно было бы и не ставить так остро. В ряде стран эту проблему решают путем присвоения каждой компании уникального номера. И пусть названия совпадают – номера-то разные. К слову, и в Беларуси каждый субъект хозяйствования имеет уникальный номер. Но, скажем прямо, процедура согласования наименований юридических лиц особых сложностей пока не вызывает.

Единственное неудобство заключается в том, что управление госрегистра находится в Минске (ул. Кальварийская, 1), поэтому предприниматели из других городов сталкиваются с некоторыми трудностями. Но, в принципе, приезжать из Кобрина или Рогачева в столицу для согласования наименования нет особой нужды – вопрос вполне можно решить через доверенных лиц или по почте. Правда, для этого понадобится больше времени. При личном обращении в управление заявление рассматривается в присутствии посетителя, а документы, поступившие по почте, – в течение пяти рабочих дней с момента их получения. Плюс, разумеется, время на пересылку по почте. Хотя, конечно, для наших задавленных в очередях в исполкомы и налоговые инспекции предпринимателей пять дней, как говорится, не срок, тем более что никуда ходить не нужно.

Создание единого органа имеет еще один большой плюс: требования к наименованию теперь будут едиными по всей республике.

Подчеркнем, что все нововведения касаются только вновь создаваемых юридических лиц, ранее зарегистрированным субъектам хозяйствования проходить процедуру пересогласования не нужно, за исключением случаев переименования или реорганизации.

Процедура согласования наименования для учредителей сводится, по сути, к заполнению специальной формы заявления. В нее можно включить до десяти вариантов названия будущей фирмы, но Минюст согласует только одно. Варианты предусматриваются на случай совпадения с уже существующими названиями и рассматриваются в очередности, указанной в заявлении. Поэтому самое желаемое "имя" стоит указать первым, остальные же – в порядке предпочтения. Согласованные наименования резервируются за учредителем на полгода. При желании этот срок можно продлить еще на три месяца, подав соответствующее заявление за месяц до истечения полугодового срока.

Наименования согласовываются на русском и белорусском языках, поэтому учредителям стоит предварительно заглянуть в словарь.

Отдельно остановимся на требованиях, предъявляемых к наименованиям юридических лиц. По общему правилу наименование должно включать указание на организационно-правовую форму, например, "общество с ограниченной ответственностью", и фирменное наименование, позволяющее отличить одно юридическое лицо от другого. В случае с унитарным предприятием наименование должно также включать форму собственности и указание на предмет его деятельности, например "частное производственное унитарное предприятие".

Возражение вызывают некоторые требования, касающиеся регистрации наименований коммерческих организаций с иностранными инвестициями. Регистрирующие органы требуют включать в них указание на организационно-правовую форму, например "общество с ограниченной ответственностью", и происхождение инвестиций, например слова "иностранное" или "совместное". С последним трудно согласиться. Обязательные требования к наименованиям коммерческих организаций установлены Гражданским кодексом, и он не содержит никаких упоминаний относительно указания происхождения инвестиций. В свою очередь, Инвестиционный кодекс устанавливает понятия совместных и иностранных коммерческих организаций, но не выделяет их в отдельные организационно-правовые формы и не содержит требований по их наименованиям.

Так что всякие там "совместные общества" можно отнести к изобретениям Министерства иностранных дел, которые, к сожалению, позаимствовало и управление госрегистра Министерства юстиции. Между тем излишняя детализация наименований может причинить определенные неудобства предпринимателям, ведь созданное сегодня общество с иностранными инвестициями завтра может оказаться без них и наоборот. Так что же, каждый раз переименовывать фирму? Хорошо еще, если переименование повлечет за собой только замену печати, а ведь может потребоваться внесение изменений в разного рода лицензии.

Также могут возникнуть вопросы с включением в наименование юридического лица имен собственных физических лиц. В случае если они не совпадают с собственными именами учредителей, управление госрегистра требует согласия этих лиц. Этот вопрос тоже достаточно сложен. Так, например, автор этих строк лично знаком с Александром Григорьевичем Лукашенко, но только это обычный забулдыга и не имеет никакого отношения к белорусскому президенту. Достаточно ли будет его согласия на регистрацию ООО имени Александра Григорьевича Лукашенко? Или еще нужно будет писать "НЕ президента Республики Беларусь"?

Кроме подобных комических случаев, могут быть и другие. Например, слова "колас" и "купала" означают и псевдонимы известных лиц, и вполне определенные предметы. Как быть с фамилиями типа Книга или Колбаса? В беседе с представителями управления госрегистра выяснилось, что абсолютно однозначно будут отметаться явно славянские фамилии, сочетания имени и фамилии, а также разного рода обороты типа "имени того-то", если они не совпадают с именами учредителей или отсутствует согласие этих лиц либо их наследников.

В спорных случаях лучше обращаться в управление лично. Теоретически вполне можно зарегистрировать ООО "Буш", если объяснить, что слово "буш" в переводе с английского означает всего лишь куст и американский президент вовсе не имелся в виду.

Кроме того, сложности могут возникнуть с включением в наименование слов типа "завод", "торговый дом", "фирма" и т. д. Проблема здесь заключается в том, что наименование юридического лица должно содержать указание на организационно-правовую форму и не должно вводить в заблуждение относительно этого. Но ведь ни завод, ни фабрика организационно-правовыми формами не являются, поэтому использование их в составе фирменного наименования, заключенного в кавычки, по мнению автора, проблемой быть не должно. Однако в любом случае стоит предварительно проконсультироваться в Минюсте.

Одним словом, управление госрегистра особых проблем большинству предпринимателей не создает. Похоже, это как раз тот нечастый, к сожалению, случай, когда государство смогло предложить деловым людям действительно разумную процедуру.

Они написали, мы – прослезились

Опубликовано 01 Мар 2003 в рубрике «Бизнес-новости».Опубликовал:

1 марта Декрет президента N 4 вступил в законную силу. Не вызывает сомнения, что для предпринимателей, а особенно для их наемных работников, наступают черные времена.

За более чем месяц, прошедший после принятия документа, власти так и не смогли внятно объяснить, как жить после декрета малому бизнесу и зачем он, декрет, вообще был нужен. Многочисленные заявления министра по налогам и сборам К. Сумара о "неизменности общих условий" для ведения предпринимательской деятельности, мягко говоря, вызывают сомнения.

Видимо, господин Сумар так и не удосужился внимательно прочитать документ, им завизированный. Иначе он бы, по крайней мере, заметил, что, во-первых, декретом с 1,3 до 1,5 увеличен повышающий коэффициент к ставке единого налога, применяемый к торговцам импортным товаром.

Кстати, поскольку многие импортные товары дешевле аналогичных белорусских, повышение коэффициента будет особенно болезненным для наименее социально защищенных слоев населения.

В достаточно тяжелое положение благодаря декрету попадут предприниматели, занимающиеся оказанием услуг: проработав даже один день в месяце, они будут вынуждены уплатить полную месячную ставку налога. Декретом также резко увеличены штрафы за допускаемые предпринимателями правонарушения.

Одних этих "неухудшений" достаточно, чтобы говорить о полуторном увеличении налогообложения малого бизнеса даже без учета почти повсеместно возросших ставок единого налога. С учетом же ставок рост налоговой нагрузки составил все 100%.

А ведь мы не вспомнили еще о главном подарочке – ограничении числа наемных работников тремя. Норма эта – вообще апофеоз государственного абсурда. Г-н Сумар объясняет ее введение необходимостью уравнять условия хозяйствования "больших" индивидуальных предпринимателей и юридических лиц. По этому поводу хотелось бы сообщить господину министру, что, например, в США 79% субъектов предпринимательской деятельности не являются юрлицами (по данным статистического бюро США, предоставленным информационным отделом посольства США в Беларуси). И такая ситуация наблюдается во всех развитых странах мира.

Но в нашей стране, как всегда, решили пойти своим путем. Белорусские власти настолько усложнили и извратили систему налогообложения юридических лиц , что она стала фактором не развития, а удушения субъектов хозяйствования. Налогообложение индивидуальных предпринимателей действительно было на порядок проще. Но вместо того, чтобы нормализовать налогообложение юрлиц, власти решили уравнять с ними ИП в налоговых муках.

Но при этом власти наказали еще и самих себя.Ведь именно предприниматели платят за каждого наемного работника 60% от установленной ставки единого налога, кроме прочих платежей, юридические лица за своих работников никаких "твердых ставок" не платят. Так что, по здравой логике, господин Сумар должен быть крайне заинтересован, чтобы предприниматели привлекали как можно больше работников, внося за них дополнительные платежи. Но это, повторяю, по здравой логике.

Хотелось бы также понять логику властей, когда они в наше трудное время решаются на жесткие антисоциальные меры. Понятно ведь, что огромное число предпринимателей не станут обременять себя регистрацией юрлица, а просто спрячут своих работников. Проще говоря, предприниматели установят с ними неформальные трудовые отношения, в результате чего эти работники сразу лишатся и права на социальное обеспечение, и возможности защитить свои интересы в суде. И такие бесправные работники будут считать, что им еще повезло, потому что очень многие помощники ИП пополнят армию безработных.

На фоне антиэкономической и антисоциальной направленности декрета его юридические огрехи (какой декрет без них обходится?) как-то даже теряются. Тем не менее о некоторых сказать просто необходимо. Запрет привлекать работников по любым гражданско-правовым договорам чреват для субъектов хозяйствования многочисленными, на первый взгляд экзотическими, но в нашем государстве вполне возможными претензиями. Например, к гражданско-правовым относятся и договоры купли-продажи. Получается, если у предпринимателя в магазине работает три продавца, то он формально не имеет права заключить договор с крестьянином, желающим продать ему картофель.

ИП – издатели газет не смогут законно выплачивать гонорары: ведь с авторами (а их могут быть десятки) тоже заключаются гражданско-правовые договоры, число которых ограниченно. Аналогичные проблемы могут возникнуть у издателей и продавцов книг, CD-ROM, видео- и аудиокассет и т. д. Так огрехи Декрета No 4 рикошетом бьют по свободе слова.

Но самое интересное состоит, пожалуй, в том, что за нарушение нормы о трех работниках никаких санкций декретом не предусмотрено. Из этого, конечно же, вовсе не следует, что и наказывать предпринимателей никак не будут. Просто у контролирующих органов оказываются полностью развязаны руки в выборе кары за ослушание. Самое мягкое – могут направить предупреждение о необходимости в указанный срок выполнить требования декрета. Следующей мерой может стать приостановление операций по счету. В регистрирующий орган можно направить представление о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя. Наверное, в каких-то нормативных актах можно найти и нормы, позволяющие предпринимателя оштрафовать или, еще лучше, изъять в бюджет всю выручку, полученную за период с 1 мая. Ведь штрафы взимать – не декреты писать. Это наши чиновники делать умеют.

 

Одним – пособия, другим – пошлины и штрафы

Опубликовано 01 Мар 2003 в рубрике «Бизнес-новости».Опубликовал:

Предполагаемое увеличение с 1 марта размера базовой величины может обернуться существенным ростом расходов предпринимателей.

В ходе встречи президента РБ с премьером Геннадием Новицким глава государства поручил правительству увеличить с 1 марта размер базовой величины. Официально цели увеличения благие – увеличить социальные выплаты наиболее незащищенным слоям населения. Но резкий рост базовой величины повлечет за собой и рост расходов предпринимателей.

Объясняется это просто: к базовой величине в Беларуси привязаны и размеры социальных выплат, например пособий и стипендий, и разного рода штрафы, а также ставки государственной пошлины. Приняв год назад декрет о регулировании минимальной заработной платы, президент Беларуси предписал использовать понятие "минимальная зарплата" только в сфере оплаты труда и ввел понятие "базовая величина", к которой ныне привязаны социальные выплаты, штрафы и ставки госпошлин.

Порочность этой системы в том, что с повышением базовой величины, направленным на увеличение социальных выплат, одновременно повышаются размеры штрафов и пошлин. Особенно существенно это влияет на расходы малого бизнеса.

Так, например, размер штрафа за самое незначительное нарушение налогового законодательства составляет в среднем от 10 до 50 базовых величин. Получение лицензии обходится индивидуальному предпринимателю от 2 до 5 базовых величин, а юридическому лицу – от 15 до 20. По некоторым видам деятельности эта сумма еще больше. Ставка пошлины при нотариальном удостоверении подписей учредителей на уставе создаваемого юридического лица составляет две базовых величины за подпись. Такую же сумму придется отдать за удостоверение одной подписи на банковских карточках. За получение дубликата учетного номера налогоплательщика для открытия счета субъекту малого бизнеса необходимо выложить три базовые величины.

Ранее повышение базовой величины проводилось правительством довольно формально. Для сравнения: базовая величина за минувший год возросла всего на 2 тысячи BYR, в то время как минимальная зарплата за тот же период выросла почти в пять раз. Но после столь категоричного требования главы государства правительство, вероятно, будет вынуждено существенно повысить размер базовой величины. По имеющимся сведениям, базовая величина может быть повышена в полтора или даже два раза.

Все это усугубляется еще и требованием вступающего в силу с 1 марта Декрета No 4 создавать юридические лица индивидуальными предпринимателями при увеличении числа наемных работников свыше трех человек. Регистрация юрлица и ранее было удовольствием не из дешевых, теперь же она стала еще дороже.

Уже давно назрела необходимость пересмотреть ставки госпошлин, но правительство, в компетенцию которого и входит этот вопрос, не спешит принимать какие-либо решения. Очевидно, на этот раз Геннадий Новицкий и его кабинет снова забудут о проблемах малого бизнеса.